Добро пожаловать
Поиск по сайту
Поискать на сайте
 
Навигация

Счётчики
Rambler's Top100
Яндекс цитирования

9.4.06 08:53 | Дистанция между детьми и родителями
Раздел: Опасности, скрытые в самом себе | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 4426
РОДИТЕЛЬСКАЯ ЛЮБОВЬ на разных этапах жизни претерпева­ет или должна претерпевать большие изменения. Первая и глав­ная потребность младенца — это потребность в безопасности. Поэтому в первые годы жизни ребенку необходима родительская любовь в виде опеки.

Малыш заплакал, и мама берет его на руки. Тепло ее тела, ласковый голос, знакомый стук сердца — все это успокаивает малыша. Двухлетний ребенок упал, ушибся, мама снова рядом — дует на коленку, прижимает его к сердцу, гладит по голове. Вот почему малыш так хочет находиться вблизи роди­телей. В раннем детстве мир еще слишком чужой и страшный.

 

ОДНАКО, понаблюдав за че­тырехлетними детьми, мы уви­дим, что они ведут себя уже по-разному. Один по-прежнему не отходит от матери и провожает ее даже в туалет, но другой активно занят освоением окру­жающего мира: он может отбе­жать достаточно далеко от ро­дителей, играет один в комнате, легко знакомится с людьми. Уже ясно, что для каждого возраста существует своя оптимальная ди­станция между родителями и детьми. Дистанция, при которой ребенок чувствует себя доста­точно защищенным, с одной сто­роны, и достаточно свободным — с другой.



И вот это "растягивание" ди­станции между детьми и родите­лями зависит прежде всего от родителей. Внимательные отцы и матери всегда могут заметить, какие их действия, связанные с чрезвычайным "притягиванием", вызывают отклонения в поведе­нии ребенка и в отношениях с ним. Мама 12-летней девочки, которой не удается ни с кем подружиться, должна бы призадуматься, почему это происхо­дит, и искать причину в себе — в навязывании себя дочери как "центра вселенной". Скорее все­го, она хочет, чтобы ее дочь и дальше оставалась около ее юбки.



Все родители подсознатель­но боятся "отпустить" ребенка. Их поведение провоцирует взрослеющих детей на то, чтобы они как можно дольше оставались маленькими, то есть зависимы­ми. Родителям хорошо бы вов­ремя задуматься о том, как они это делают, каким образом зас­тавляют сына или дочь чувство­вать свою уязвимость во внеш­нем мире, лишая их самостоятельности. И главный вопрос: зачем? Зачем родителям эта насильственная близость с под­растающим ребенком, которая делает его инфантильным, ме­шает ему формировать поведе­ние и отношения, соответствую­щие возрасту?



Психолога не обрадует, а ско­рее насторожит утверждение подростка, что у него нет друзей более близких, чем родители. Нередко это означает, что роди­тели очень постарались привя­зать к себе чадо всеми мысли­мыми и немыслимыми способа­ми. Общение с детьми для таких родителей — это способ запол­нить эмоциональную пустоту, в которой они пребывают по раз­ным причинам, и детская лю­бовь эксплуатируется нещадно, обращается в тесную зависи­мость, мешающую развитию лич­ности и поиску собственного жизненного пути.



Итак, основная проблема выс­вечивается ярко — это невоз­можность для родителей правильно устанавливать дистанцию и менять ее в разные возрастные периоды своего ребенка. Осо­бенно это важно в переходный период, когда детям 13—14 лет. От опеки родители должны пе­рейти к большей свободе в отно­шениях с детьми.



Если ребенку в три года позволялось самому решить, бу­дет ли он есть суп, в шесть — пойдет ли он за хлебом сейчас или через полчаса, в восемь — дружить с Петей или Колей, то расширение возможностей вы­бора к подростковому возрасту происходит, как правило, без­болезненно.



Если родители умели соче­тать свою личную жизнь с инте­ресами ребенка, любовь к нему — с определенными границами приемлемого поведения, само­уважения — с уважением к инте­ресам растущего человека, то его "трудный" возраст будет для них не столько трудным, сколь­ко   интересным.   Становление характера, новое поведение, иные отношения с ребенком предоставляют таким родителям огромный материал для творчества и возможность приблизить­ся к "союзническим" отношени­ям с детьми. Не менее прият­ным, чем прежние, опекающие.



НЕ ТОЛЬКО РОДИТЕЛИ вос­питывают детей, но и дети — родителей, тренируя их на терпимое, уважительное отношение к личности, умение решать слож­ные жизненные задачи, зада­вать себе трудные вопросы, пе­реоценивать устоявшиеся сте­реотипы.



Когда ребенок в переходном возрасте, родители как бы дер­жат экзамен: научили ли они сына или дочь уважению к своей и чужой личности? Уверен ли он, что всегда может рассчитывать на их помощь и поддержку? Знает ли, что дома его никогда не предадут? Допускает ли, что родители, как и он, имеют право на личную жизнь и право на ошибку?



Быть родителями взрослого ребенка иногда очень трудно. Когда человеку уже за сорок, позади остается большой отре­зок жизни, нередко лучшая ее часть, накопилась усталость, и физическая и психологическая. У некоторых людей в это время как бы утрачивается чувство пер­спективы. В это время человек испытывает жизненный кризис, и единственным смыслом жизни порой становится ребенок.



В состоянии глубокого внут­реннего дискомфорта родители цепляются за детей как утопаю­щий за соломинку. Им кажется, что ребенок должен реализо­вать все, что они не смогли, он должен любить их так, как никто теперь не любит, должен заме­нить друзей, которых они расте­ряли, любовь, которую они утратили, своими успехами ком­пенсировать их неудачи, своей близостью — скудость их эмо­циональной жизни, своей забо­той — их чувство заброшеннос­ти.



Но у взрослеющего ребенка свой путь, он не предназначен для жертвы. Он должен любить, дружить и искать смысл жизни за пределами родительского дома. Это очень сложно понять и пережить. Поэтому родителям порой непереносимо видеть, как их сын или дочь отдаляется, уходит, оставляет их наедине с собственными проблемами, по­терявшей смысл жизнью. Пытаясь удержать свое дитя, они могут начать усиленно требовать вни­мания, провоцируют на жалость, усиливают контроль, превраща­ющийся в мелочную опеку, на­вязчиво влезают в личную жизнь подростка, чем только отдаляют его от себя.



"Он каждое мое слово вос­принимает в штыки!" — говорит мать. "Она как с цепи сорва­лась", — сетует отец. За этими словами бессильная жалоба: почему наши дети не пускают нас в свою жизнь?



Чаще всего это происходит оттого, что родители бесцере­монно вмешиваются в эту жизнь без спроса и очень назойливо. Их жалобный стон: люби меня, уважай меня, пожалей меня — детям не слышен, так как внеш­не он выражается в бесчислен­ных раздраженных придирках: "Куда ты уходишь на ночь гля­дя?", "Где ты шляешься все ве­чера?", "Что это у тебя за копа­ния?", "Ну и подружку ты себе выбрал!", "У тебя никаких за­бот, лучше бы матери помогла", "Как ты одеваешься, смотреть стыдно!"



Несчастные и растерянные родители делают жизнь своих детей невыносимой. Ребенок не очень понимает, что он делает не так. Но дома ему становится так плохо, что он старается бы­вать там пореже. Находясь же дома, он старается не вступать в разговоры с "предками" — как бы опять не вызвать поток упре­ков, жалоб, наставлений.



Видя, как дети замыкаются, родители чувствуют себя еще несчастнее и раздраженнее, они все менее способны в чем-либо разобраться, остановиться вов­ремя. И еще сильнее вызывают отчуждение у своих детей. Круг опять замыкается.



Если мама или папа увидели себя в приведенной картинке, то пусть попробуют хотя бы на некоторое время не думать о ре­бенке, а подумать о себе. Чего нам не хватает? Любви, друзей, любимой работы? Отдыха от домашних проблем? Что нас все время тревожит, откуда этот беспричинный страх остаться одному?



Это и есть кризис, но не на­шего ребенка, а наш собственный. Это наш трудный возраст. И пройти его нужно с честью, не наваливаясь своими проблема­ми на ни в чем не повинного ребенка, который бессилен нам помочь.



ОДНА ИЗ ПРОБЛЕМ, которая больше всего волнует родителей подростков — это возникнове­ние у детей любовных отноше­ний. Влюбилась дочка — это воспринимается как стихийное бедствие или очень большая беда. Позиция "как бы чего не вышло" — самая распространенная. Вы­ход из нее стереотипен — подо­зревать, негодовать, "не пущать", запереть, оскорблять.



В такой ситуации решающее значение имеет не поведение ребенка, как нам часто кажется, а отношение родителей. Зачас­тую оно определяется одним сло­вом: подозрительность. Которая есть результат недоверия. Как же мы воспитывали ребенка, если сразу начинаем в нем сомне­ваться? Видимо, отношения и раньше были такими: я говорю — ты слушаешь, я приказываю — ты подчиняешься, а твои чув­ства меня не интересуют...



Другой распространенный ва­риант — ревность: не смей никого любить, кроме меня. Попытки удержать сына или дочь возле себя принимают порой самые уродливые формы, и в ход идет все: угрозы, слезы, ложь, клеве­та. Бедные наши дети... Иногда беспокойство родителей навеяно опытом собственного детства: "Я в твои годы не о любви думала, а только об учебе". Звучащая в этих словах гордость своим про­шлым маскирует глубокое чув­ство женской неполноценности. Если бы мама имела достаточно мужества, чтобы анализировать свои чувства, она могла бы заметить, что то, что она испытывает, похоже на неосознанную зависть. А тем взрослым, которых обошло светлое чувство любви, иногда присуще уже из самозащиты стремление считать все испыты­ваемое дочерью блажью или даже "грязью". Подобное поведение родителей никогда не доводит до добра. Упреки, подозрения, скан­далы толкают наших детей на безрассудные поступки: раннее замужество, бегство из дома и даже попытки самоубийства. И если бедный ребенок потерпел крушение в своей лихорадочной, подстегнутой неразумными дей­ствиями взрослых любви, у роди­телей появляется "счастливая" возможность произнести свою сакраментальную фразу: "Мы же тебя предупреждали!"



Есть, правда, родители-раци­оналисты, которые достаточно снисходительно относятся к влюбленностям сына или доче­ри, однако они твердо убежде­ны, что до настоящего чувства еще далеко, а это — так, би­рюльки, игры и блажь. Они взи­рают на метания, переживания своего ребенка с олимпийским спокойствием, имея на крайний случай самый "убедительный" довод: "Молод еще!" И с высо­комерной усмешкой говорят, глядя в тревожные влюбленные глаза: "Да звонил, звонил твой прыщавый рыцарь!"



Как же опасно такое отноше­ние к чувствам молодых людей! Юноши и девушки в этом возра­сте чрезвычайно ранимы. Стрем­ление родителей унизить их из­бранника ведет к унижению их самих. Вот где истоки той нена­висти, которую взрослые дети начинают испытывать к родите­лям, истоки их агрессии, не­рвных срывов и болезней. И тог­да действительно забрасывает­ся учеба, дети уходят из дома, снимают стрессы выпивкой и наркотиками.



Подросток чувствует себя бессильным рядом с самоуве­ренным, всезнающим родителем, и его чувства начинают выгля­деть в его собственных глазах пустыми и мелкими. Надолго, может быть навсегда, остается в нем чувство обреченности и глу­бокая обида на родителей, не удосужившихся понять и помочь.



Да, любовь в переходном воз­расте часто преходяща, не веч­на. Однако она приносит такой эмоциональный опыт, без кото­рого настоящая любовь невоз­можна. Опыт страданий, надеж­ды, вдохновения, творческого подъема и душевных мук необ­ходим.



Человек учится любить всю жизнь. Первый любовный опыт он приобретает еще в детском саду. И к этому нужно относить­ся серьезно. Понаблюдав за ре­бенком, даже совсем еще ма­леньким, можно получить важ­ную информацию о своем сыне или дочке. Нравится ли мальчи­ку сегодня одна девочка, а зав­тра другая? Легко ли он забыва­ет свою подружку, склонен ли в детской любви жертвовать сам или принимать жертву? Стре­мится ли он защитить понравив­шуюся ему девочку? Стыдится ли он, когда его дразнят?



Ребенок с детства учится любви, и это естественно, ибо так создала человека природа. Мешать этому процессу нера­зумно. В переходном возрасте происходит как бы "генеральная репетиция" всей его даль­нейшей любовной жизни. Под­росток учится узнавать любовь, чувствовать, осознавать, оцени­вать. И даже если это только "репетиция", то и она важна для становления личности. В это время происходит и становле­ние девочки как женщины и маль­чика как мужчины. Формирует­ся осознание своей женской или мужской ценности, силы, при­влекательности.



И САМАЯ ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА родителей в переходном возра­сте — своем и своих детей — состоит в том, чтобы бережно, грамотно и чутко осознать все происходящее и помочь себе и своему ребенку. Только тогда наладятся отношения доверия, понимания и уважения. Другого просто не дано. Осознав это, каждый из нас может либо унизить, либо возвысить то, что называется настоящими семейными узами, которые скрепляют на всю жизнь любящие существа — родителей и их детей.



 



 Марина АРУТЮНЯН,



кандидат философских наук

 

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела Опасности, скрытые в самом себе
» Эта статья от пользователя admin

5 cамых читаемых статей из раздела Опасности, скрытые в самом себе:
» СУПРУЖЕСКАЯ ИЗМЕНА
» Дистанция между детьми и родителями
» Да вы не бойтесь!
» Психологические исследования порно
» ВОТ ТАКАЯ, БЛИН, ВЕЧНАЯ МОЛОДОСТЬ!

5 последних статей раздела Опасности, скрытые в самом себе:
» Психологические исследования порно
» МНЕ НРАВИТСЯ СПЛЕТНИЧАТЬ
» БУДЬТЕ ЛЮБЕЗНЫ ЭТО ПОЛЕЗНО
» Я все время жду худшего
» ВОТ ТАКАЯ, БЛИН, ВЕЧНАЯ МОЛОДОСТЬ!

¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту cтатью другу

MyArticles 0.6 beta for RUNCMS: by RunCms.ru


Книжная Карусель

Реклама

Copyright © 2006 by Psychosafety group
RunCms Copyright © 2002 - 2017
- Free Opensource CMS System - 
- Click here to visit our mainsite! -
- Генерация страницы: 0.0531 секунд -